понедельник, 14 декабря 2009 г.

Каменец-Подольское княжество. Середина XIV века – 1434 г.


Фёдор Кориатович

Каменец-Подольский, был столицей княжества созданого в середине XIV века князьями Кориатовичами.

В период с 1345 по 1351 гг., потеряв политические влияние в Литве, на Подолье пришли русско-литовские князья Кориатовичи - племянники великого литовского князя Ольгерда, внуки литовского князя Гедимина - братья Юрий, Александр, Константин, Борис и Федор. Появление литовцев на Подолье не вызвала противостояния - наоборот, их считали защитниками края от татар. Когда, в 1362 году литовско-русское войско, возглавляемое князем Ольгердом, разбило ордынских ханов в битве при реке Синюхе, начался новый этап в истории Подолья и Каменца.

Власть Кориатовичей на Подолье длилась с 40-х по 90-е годы 14 в. Они пытались реорганизовать административную структуру Подолья, где боярская элита состояла преимущественно из русинов (украинцев) и незначительной части польской шляхты. В 1374 году Юрий и Александр Кориатовичи даровали Каменцу-Подольскому Магдебургское право, пытаясь обустроить город и увеличить его население. Город на 20 лет освобождался от налогов, а также получал 200 ланов земли, часть берега Днестра для рыбной ловли, выгон для пастбища, лес. В грамоте были заложены основы городского самоуправления: "А судиться им (горожанам) своим правом, перед своими райцами (советниками), а воеводе в то не надо вступать". Эта грамота дала значительный толчок развитию города. Именно в литовский период была сформирована средневековая градостроительная структура, развита фортификация, увеличена жилая застройка, построены каменные православные святыни. Князья Кориатовичи также начали развитие замков на Подолье, которое в это время имело в своем составе 11 округов.
Интерес Польши к Подолью неизмеримо вырос после победы Литвы над Ордой и первого экономического и политического успеха Кориатовичей. В свою очередь Кориатовичи, как политики европейского уровня, понимали, что удержать Подолье, не вступая в политический союз с Польшей, им не удастся. Поэтому они стали союзниками польского короля Казимира, а князь Александр даже принял католическую веру. Именно при князьях Кориатовичах на Подолье начали возникать католические монастыри, а в 1380 году, в соответствии с формуляром папы римского Урбана VI, образовалась каменецкая диецезия.
На протяжении литовского периода, Каменцем-Подольским и Подольем правили поочередно все Кориатовичи. После смерти последнего из братьев, князя Константина в 1393 году о своих политических намерениях решительно заявила Польша. Интервенция на Подолье польского короля Владислава Ягелло (бывшего литовского князя Ягайло, женатого на польской королеве Ядвиге) и изменение православной ориентации края на католическую дали литовцам понять, что потеря Подолья для них вполне реальна. 1394 год стал началом "сорокалетней войны" (1394-1434 гг) между Литвой и Польшей за Подолье, в которой наиболее последовательным противником Польши выступал брат Ягайло литовский князь Свидригайло.
Король Владислав Ягелло в 1394 г., номинально овладев Подольем, предоставил каменецкий округ своему брату великому князю литовскому Витовту, но Витовт именем короля и силой оружия занял значительно большую часть Подолья - с замками Брацлавом, Каменцем, Сокольцем, Смотричем , Скалой и Червоногородом, что окончательно положило конец правлению Кориатовичей. Ягелла такое развитие событий не устраивало: он оставил Витовту только Восточное Подолье, а Западное, с замками Каменцем, Бакотой, Скалой, Смотричем и Червоногородом, в 1395 году передал "за особые заслуги" перед польской короной, двадцатипятилетнему краковскому воеводе Спитку с Мельштина, на правах удельного князя.
Спитко стал первым и единственным польским подольским князем, который пользовался уважением подолян. Он заботился, прежде всего, об обороне края, чем вызвал даже беспокойство польского короля. Несмотря на свое недолгое господство на Подолье, Спитко оставил после себя добрую память. Исторические источники сообщают, что Каменцу-Подольскому он выделил треть от помола на городской мельнице на потребности города и его укрепления.
После гибели Спитка в битве с ордынцами в 1399 году Владислав Ягелло отдал Подолье своему брату (1400 г.), литовскому князю Свидригайло, но на правах вассальной зависимости. Однако после того, как Свидригайло заключил союз с крестоносцами, Ягелло с Витовтом, в 1404 г. отобрали у него Подолье с Каменцем-Подольским, который в 1411 году Витовт выкупил у Ягелло с правом пожизненного владения.
После смерти Витовта в 1430 году начался заключительный период "сорокалетней войны". Каменец-Подольский снова стал ареной противостояния двух политических партий - пропольской партии Ягелло и партии его брата великого литовского князя Свидригайло, наиболее последовательного проводника независимости подольских земель от Польши, хотя и неудачного политика. На новом этапе войны Свидригайла с Польшей за Подолье, его союзниками были крестоносцы и молдавский господарь Александр Добрый. Однако, инициированный поляками переворот, который состоялся в Литве в 1432 г., лишил Свидригайла титула великого литовского князя и прав на Подолье.
"Сорокалетняя война" окончилась в 1434 году - в год смерти короля Владислава Ягелло. Подолье было присоединено к Королевству Польскому как отдельное воеводство. В результате, географические пределы "коронного Подолья" в 40-х годах 15 в. достигли замка Караул на реке Днестр и черноморского порта Хаджибей (ныне г. Одесса). Благодаря присоединению Подолья Польша распространила сферу своего политического влияния далеко на юго-восток, а границы принадлежащих и подчиненных ей земель достигли размеров "от моря до моря".
Таким образом, Каменец-Подольское княжество прекратило своё существование в 1434 году, когда Каменец-Подольский стал административным и юридическим центром Подолья как части Королевства Польского.